Category: политика

Запись беседы министра иностранных дел Германии с министром иностранных дел Польши 06.01.1939 г.

Запись беседы министра иностранных дел Германии И. Риббентропа с министром иностранных дел Польши Ю. Беком 6 января 1939 г.*
*Беседа состоялась в Мюнхене.
В беседе, длившейся около полутора часов, г-н Бек сразу начал говорить о данцигской проблеме.
Он сказал, что Польша стремится жить с Германией в добрососедских отношениях и укреплять их. Единственной проблемой, которая может оказать отрицательное влияние на это, является данцигский вопрос. С данцигской стороны практикуется тактика малых faits accomplis *, которые уже сейчас начали затрагивать там польские права. И он действительно видит в этом определенную опасность.
* — свершившиеся факты (фр.).

Вчера он не пожелал прямо говорить об этом фюреру, но в откровенной и доверительной беседе со мной он [Бек] не хотел бы скрывать, что смотрит на создавшееся положение с определенным беспокойством**.
** По словам Бека, «сегодня он впервые настроен пессимистически, особенно в связи с данцигским вопросом и той формой, в которой этот вопрос был изложен фюрером: он (Бек) не видит возможности для достижения единства взглядов».— Прим. док.
В связи с этой проблемой имеются две возможности, которые мы должны рассмотреть:
1) если Лига наций, возможно, потеряет интерес к Данцигскому вопросу и упразднит должность комиссара, то Германия и Польша должны будут сами разбираться с этим вопросом;
2) если вышеназванная тактика faits accomplis будет и далее продолжаться, поляки будут вынуждены занять соответствующую позицию.
Проблема действительно очень трудная, и он уже ломал голову над тем, как можно найти ее решение, но пока безрезультатно.
Затем Бек затронул вопрос о Великой Украине, сказав, что заверение фюрера о том, что «здесь у нас нет интересов», очень его [Бека] удовлетворило.
Ясную и последовательную линию фюрера, направленную на достижение дружественного взаимопонимания с Польшей, он с искренней радостью принял к сведению.
В заключение Бек еще раз указал на то, что Данциг в понимании всего польского народа является пробным камнем для германо-польских отношений и что будет очень трудно изменить это представление. Маршал Пилсудский еще раньше говорил об этом одному немецкому представителю.
На это я высказал господину Беку следующие соображения:
1) Как фюрер уже сказал, превыше всего для германской стороны ее безусловное стремление к окончательной, широкой и продиктованной великодушием консолидации взаимных отношений.
2) При этом значение имеют три проблемы:
а) непосредственно германо-польские отношения. Здесь я вижу следующее решение: возвращение Данцига Германии. Взамен — обеспечение всех экономических интересов Польши в этом районе самым благоприятным образом. Установление связи Германии с ее провинцией Восточной Пруссией через экстерриториальную автостраду и железную дорогу. За это в качестве компенсации со стороны Германии — гарантия коридора4 и всех польских владений, окончательное и постоянное признание взаимных границ;
б) чешско-карпатоукраинский вопрос***.
*** Так в тексте.
Я повторил, что в Мюнхене были определены этнографические границы.
Если же с чьей-либо стороны будет выдвинут принцип политических границ, то Германия, естественно, не сможет остаться безразличной к этому. Если бы даже германские политические интересы и не выходили за пределы Карпат, то Германия все равно не могла бы оставаться безразличной к изменению границ в районе Чехословакии и Закарпатской Украины, так как из-за таких событий очень легко оказаться втянутым в конфликт.
Где бы в Европе ни заговорили пушки, Германия в принципе не может быть к этому безучастной. Решение арбитража в Вене должно выполняться. Наша основная точка зрения состоит в том, что если здесь будут выражены какие-либо другие желания, то они должны быть приведены в соответствие с германскими интересами;
в) политика, которая должна проводиться Польшей и Германией в отношении России, и в этой связи также вопрос о Великой Украине.
Я заверил Бека в том, что мы заинтересованы в советской части Украины лишь постольку, поскольку повсюду, где только можно, мы стараемся причинить русским вред точно так же, как они это делают в отношении нас. Мы поддерживаем постоянные контакты с русской Украиной. Мы никогда не имели никаких дел с польскими украинцами и всегда самым строжайшим образом избегали этого. Фюрер изложил нашу негативную позицию по вопросу о Великой Украине. Зло, как мне кажется, состоит в том, что антирусская агитация на Украине постоянно оказывает некоторое обратное воздействие на польское меньшинство и на украинцев в Карпатской России**.
** Так в тексте.

Но это, по моему мнению, можно изменить лишь в том случае, если мы в украинском вопросе будем тесно сотрудничать друг с другом. Я могу себе представить, что в ходе общего доброжелательного урегулирования всех проблем между Польшей и нами мы будем исходить из того, чтобы рассматривать украинский вопрос как привилегию Польши и во всех отношениях поддерживать Польшу при обсуждении этого вопроса.
Но это опять-таки предполагает, конечно, что Польша займет еще более отчетливую антирусскую позицию, так как иначе у нас вряд ли могут быть общие интересы.
В этой связи я спросил Бека, не имеет ли он желание вступить (в подходящее время) в антикоминтерновский пакт?
Бек ответил, что в настоящее время это сделать не удастся, так как в Польше деятельность Коминтерна подвергается судебному преследованию, и эти вопросы всегда строго отделяются от государственных отношений с Россией. Польша, по словам Бека, делает все, чтобы сотрудничать вместе с нами против Коминтерна но линии полиции, но если заключить политический договор с Германией по этому вопросу, то тогда Польша не сможет сохранить мирные добрососедские отношения с Россией, нужные Польше
для ее спокойствия. Бек, во всяком случае, обнадежил меня, сказав, что в будущем польская политика станет развиваться в желаемом для нас духе.
Я спросил Бека, отказались ли они от честолюбивых устремлений маршала Пилсудского в отношении Украины, на что он, смеясь, ответил, что они уже побывали в Киеве и что подобные замыслы, без сомнения, живы и сегодня.
В заключение беседы я высказал господину Беку наши претензии относительно обращения с немецкими меньшинствами, прежде всего в районе Ользы, и особенно указал на продолжающиеся антинемецкие махинации Гражинского. Господин Бек ответил, что он уже обратил на этот вопрос серьезное внимание и со своей стороны сделает все, чтобы направить ход событий в более спокойное русло.
Затем я поблагодарил господина Бека за его приглашение посетить Варшаву и в принципе дал свое согласие. Дата визита пока не определена. Была достигнута договоренность о том, что господин Бек и я еще подробно обдумаем весь комплекс вопросов в связи с возможным договором между Польшей и нами.
В ближайшие недели переговоры будут продолжены Липским и Мольтке. Визит должен состояться, во всяком случае, еще этой зимой.
Риббентроп
Печат. по изд.: «Akten zur deutschen auswarligen Politik. 1918—1945». Serie D, Bd. V, S. 132-134.

Запись хода конференции в Мюнхене, сделанная делегацией Германии 29 сентября 1938 г.

Запись хода конференции в Мюнхене, сделанная делегацией Германии 29 сентября 1938 г.

В 12 ч. 45 м. фюрер открыл совещание и выразил прибывшим главам правительств свою благодарность за то, что они приняли его приглашение прибыть в Мюнхен. Он добавил, что хочет прежде всего дать краткий очерк чешского вопроса, как он представляется в данный момент. Существование Чехословакии в ее настоящем виде угрожает миру в Европе. Немецкое, венгерское, словацкое, польское и карпато-русское меньшинства, которые против их воли были втиснуты в это государство, восстают против его
дальнейшего существования. Он, фюрер, может выступить здесь только от имени немецкого меньшинства.
В интересах европейского мира эта проблема должна быть разрешена в кратчайший срок, а именно путем выполнения чешским правительством данных им обещаний о передаче (территории). Германия не может больше смотреть на несчастье и нищету судетских немцев. Растет количество сообщений об уничтожении собственности. Население подвергается варварскому преследованию.
С того времени, как он, фюрер, в последний раз беседовал с г-ном Чемберленом *, количество беженцев увеличилось до 240 000 и потоку их не видно конца. Кроме того, необходимо положить конец политическому, военному и экономическому напряжению, ставшему невыносимым. Это напряженное положение требует решения проблемы в течение нескольких дней, так как неделями ждать уже больше нельзя. Идя навстречу желанию главы итальянского правительства Муссолини, он, фюрер, изъявил готовность
отложить на 24 часа мобилизацию в Германии. Дальнейшее промедление было бы преступлением. Для решения этой проблемы здесь собрались ответственные государственные деятели Европы, и он констатирует, что расхождения между ними минимальны, так как, во-первых, все согласны в том, что территория должна быть
уступлена Германии, и, во-вторых, что Германия не имеет других притязаний, кроме как на эту территорию. Точное определение того, о какой именно территории идет речь, нельзя предоставить решению комиссии. Для этого скорее требуется плебисцит, тем более что вот уже двадцать лет, как в Чехословакии не было свободных выборов. В своей речи в Спортпаласе * он заявил, что 1 октября он во всяком случае вступит** (einmarschieren wurde). На это ему тогда ответили, что эта акция будет носить насильственный
характер. Таким образом, задача заключается в том, чтобы лишить эту акцию подобного характера. Нужно, однако, действовать немедленно, прежде всего по той причине, что нельзя больше смотреть на преследования, а также и потому, что ввиду колебаний в Праге нельзя больше терпеть промедления. С военной точки зрения оккупация никакой проблемы не представляет, так как продвигаться во всех направлениях пришлось бы на небольшую глубину.
Таким образом, при желании можно очистить территорию в течение десяти дней, он убежден, даже в шесть-семь дней. Идя навстречу общественному мнению Англии и Франции, он оставляет открытым вопрос о вводе германских войск в те районы, в которых будет проведен плебисцит. Но в этом случае чехи со своей стороны должны сделать то же самое, чтобы для обеих сторон были созданы одинаковые условия. О формах передачи можно еще поговорить, но действовать нужно быстро. Нельзя долго терпеть
такого положения, когда в Европе, как это имеет место в данный момент, вооруженные государства противостоят друг другу.
Премьер-министр Чемберлен поблагодарил сначала фюрера за приглашение на совещание. Он поблагодарил также и дуче, по инициативе которого, если он правильно понял, состоялось сегодняшнее совещание. Это совещание дает Европе новую передышку, в то время как еще вчера катастрофа казалась в непосредственной близости. Он вполне согласен с тем, что нужно действовать быстро, и он особо приветствует заявление фюрера о том, что он не хочет применять насилие, а желает создать порядок. Если к проблеме подойти в таком духе, то он уверен, что будут достигнуты результаты.
Глава итальянского правительства заявил, что в принципе все уже договорились и что сейчас речь идет только о том, чтобы претворить теорию в практику. Особую важность приобретает при этом вопрос о сроке. Каждое промедление является источником опасностей. Он особенно настаивает на ускорении действий, потому что ускорение в данном случае полностью совпадает со справедливостью.
Лучше всего еще сегодня прийти к соглашению, так как промедление даже на 24 часа вызвало бы новое беспокойство и новые подозрения. В целях практического решения проблемы он вносит следующее предложение (см. приложение 1) ***.
* Дворец спорта в Берлине.
** В пределы Чехословакии.
*** Приложение отсутствует.
Французский премьер-министр Даладье также поблагодарил фюрера за его инициативу. Он рад, что ему представилась возможность лично встретиться с фюрером. План такой встречи существовал и раньше, но, к сожалению, обстоятельства до сих пор мешали его осуществлению, но французская поговорка гласит: «Лучше поздно, чем никогда».
Премьер-министр Даладье высказал затем также дуче свое особое восхищение его шагом, который, надо надеяться, поведет к разрешению настоящего вопроса. Он, как и г-н Чемберлен, придерживается мнения, что действовать надо с величайшей быстротой.
Он особо приветствует проникнутое духом объективности и реализма предложение дуче, которое он принимает в качестве основы для дискуссии. Это, конечно, не означает, что он согласен со всеми пунктами, так как следует принять во внимание и вопросы экономики, дабы не создать почву для будущих войн. И, наконец, остается нерешенным вопрос об организации плебисцита и разграничении данной зоны. Он упоминает об этих пунктах лишь потому, что не изучил еще только что оглашенного предложения. Но уже теперь он может принять его за основу для дискуссии.
Премьер-министр Чемберлен также приветствовал предложение дуче и заявил, что и он мыслил себе решение вопроса в духе этого предложения. Что касается требующихся от Англии гарантий, то он приветствовал бы, если бы здесь присутствовал представитель чешского правительства, так как Англия, естественно, не может дать гарантий в том, что территория будет эвакуирована к 10 октября и что не будут иметь место никакие разрушения, если на этот предмет не будет дано заверения чешским правительством.
Фюрер ответил на это, что он вовсе не заинтересован в заверении чешского правительства, так как именно это правительство как раз и производит разрушения. Вопрос заключается именно в том, как заставить чешское правительство принять это предложение.
Существует единое мнение в отношении того, что Германии будет уступлена эта территория. Однако чехи утверждают, что не могут очистить территорию до того, как будут возведены новые укрепления и приняты решения экономического характера.
Премьер-министр Даладье ответил, что французское правительство ни в коем случае не потерпит проволочек в этом деле со стороны чешского правительства. Чешское правительство дало свое слово и должно его сдержать. Не может быть и речи о том, чтобы откладывать эвакуацию области до той поры, когда будут возведены
новые укрепления. Этот пункт он просит полностью исключить из дискуссии, ибо чешское правительство получит гарантию за свои уступки. Вообще же он, как и г-н Чемберлен, считает, что присутствие чешского представителя, с которым можно было бы в нужном случае проконсультироваться, было бы полезным. Это кажется ему полезным в первую очередь для того, чтобы избежать беспорядков, которые могут легко возникнуть в таком деликатном деле, как уступка территории. Нужно сделать все, чтобы предотвратить
хаос.
Фюрер ответил на это, что если запрашивать согласия чешского правительства по каждой детали, то нельзя ожидать решения раньше чем через 14 дней. Предложение дуче предусматривает создание комиссии, в которой будет заседать также и представитель чешского правительства. Он заинтересован прежде всего в гарантиях великих держав, которые должны использовать свой авторитет для того, чтобы чешское правительство прекратило преследования и разрушения.
Премьер-министр Чемберлен ответил на это, что он не считает нужным больше ждать. Но прежде чем он возьмет на себя гарантию, он должен знать, сможет ли он ее выполнить; по этой причине он и приветствовал бы, если бы в соседней комнате находился представитель Праги, от которого можно было бы получить заверения.
Фюрер ответил, что в настоящее время такого чешского представителя, который мог бы авторитетно говорить от имени своего правительства, здесь не имеется. Его интересует вопрос, что произойдет, если чешское правительство не примет предложений великих держав. В настоящий момент разрушено 247 мостов и еще большее количество домов.
Итальянский премьер-министр заявил, что и ему кажется невозможным ожидать чешского представителя. Великие державы должны взять на себя моральную гарантию за эвакуацию и недопущение разрушений. Они должны указать в Праге на то, что чешское правительство должно принять эти требования, в противном же случае оно должно будет нести последствия военного характера.
Речь идет о своего рода просьбе великих держав, которые будут нести моральные обязательства за то, чтобы эта территория не была передана совершенно опустошенной.
Премьер-министр Чемберлен ответил, что он охотно имел бы здесь чешского представителя, а, впрочем, сроки, которые предложил дуче, он считает весьма разумными. Он готов поставить под этим свою подпись и сообщить чешскому правительству, что ему следует их принять. Он не может, однако, брать на себя никакой гарантии, пока он не знает, как он сможет ее выполнить. Кроме того, следует разрешить несколько отдельных вопросов: какие полномочия будет иметь международная комиссия и какой режим будет
господствовать на территории, когда эта последняя будет эвакуирована?
Он не сомневается в том, что фюрер поддержит порядок и позаботится о том, чтобы не подвергались преследованиям те жители, которые настроены против аншлюса. Однако некоторые пункты германского меморандума вызвали в Англии недоразумения.
Так, например, там задавали себе вопрос, что должен обозначать тот пункт, по которому с этой территории нельзя угонять скот. Означает ли это, что крестьяне будут высланы, а их скот останется?
Фюрер ответил, что на территории, которая должна отойти к Германии, будут, само собой разумеется, действовать германские законы. Впрочем, сейчас имеет место как раз обратное. В настоящее время чехи угоняют скот, принадлежащий немецким крестьянам, а не наоборот. Решающим представляется то, будет ли этот вопрос рассматриваться как германо-чешский конфликт, который будет разрешен в течение 14 дней, или же как проблема европейского значения. Если речь идет о европейской проблеме, тогда великие
державы должны бросить на чашу весов свой авторитет и взять на себя ответственность за то, чтобы передача произошла в надлежащей форме. В том же случае, если чешское правительство не пожелает принять эти предложения, будет ясно, что величайший авторитет морального характера, который вообще должен был бы существовать, а именно, авторитет, воплощенный в подписях собравшихся здесь четырех государственных деятелей, окажется недостаточным. В этом случае вопрос сможет быть решен только
применением силы.
Премьер-министр Чемберлен ответил, что не имеет никаких возражений против предложенных сроков. Чешский вопрос является европейским вопросом, и его решение является для великих держав не только правом, но и долгом. Они должны также позаботиться о том, чтобы чешское правительство по безрассудству и упрямству не отказалось от очищения территории. Он хотел бы правильно применить авторитет великих держав и поэтому предлагает сначала раздать план дуче и на короткое время прервать заседание,
чтобы можно было изучить этот план. Такая процедура не означает промедления.
Премьер-министр Даладье сказал, что он принял на себя ответственность уже в Лондоне, когда он, не запросив чешское правительство, в принципе дал свое согласие на передачу немецких областей. Он встал на эту точку зрения, несмотря на то, что между Францией и Чехословакией имеется союзный договор. В том случае, если привлечение к работам совещания представителя Праги наталкивается на трудности, он готов отказаться от этого, так как все дело в том, чтобы вопрос был решен быстро.
Фюрер ответил на это, что если документ с подписями четырех государственных деятелей все-таки будет отвергнут пражским правительством, то, значит, Прага в конечном счете уважает только силу.
Печат. по изд.: «Документы и материалы кануна второй мировой войны», т. I, с. 273—284.

Запись беседы посла Германии в Польше Г. Мольтке с министром иностранных дел Польши Ю. Беком

Запись беседы посла Германии в Польше Г. Мольтке с министром иностранных дел Польши Ю. Беком 27 сентября 1938 г.
Министр иностранных дел Бек пригласил меня сегодня к себе для того, чтобы, как он подчеркнул, учитывая серьезность положения и лояльные отношения между нашими правительствами, сообщить секретную информацию о местных политических событиях в последние дни.
Сначала он указал на известный демарш Советского правительства, который он вновь охарактеризовал как пропагандистскую акцию, не имеющую большого значения. Он думает, что польский ответ был достаточно ясным и однозначным. В связи с этим он еще раз указал на то, что польское правительство никогда не будет сотрудничать
с Советским Союзом, поскольку он вмешивается в европейские дела. Это непреклонная линия польской политики. Хотя он и предполагает, что нам это известно, он думает, что в такое серьезное время, как сейчас, не помешает повторить эту истину еще раз. Между прочим, у Польши создалось впечатление, что Румыния разделяет эту точку зрения; во всяком случае, на короля Кароля II можно положиться.
Затем г-н Бек перешел к чехословацкому вопросу. Он упомянул, что полученная вчера ответная нота пражского правительства относительно Тешинской области не содержит новых положений.
По другим сведениям, однако, он явно намекал на врученное вчера письмо Бенеша в адрес польского президента — несомненно, что чехи согласятся вести переговоры по территориальным вопросам.
С французской и английской сторон одновременно были предприняты срочные демарши, чтобы заставить Польшу участвовать в переговорах. Польское правительство направило сегодня вечером правительству в Праге ноту, в которой, ссылаясь на соглашение, заключенное с чешским правительством еще в 1919 г., требует провести
референдум о дальнейшей судьбе спорных областей, а районы, заселенные только поляками, сразу же отдать Польше. В ответ на поданную ему мысль взять на себя гарантии за то, что осталось от собственно чешского государства, он выдвинул тезис, что в дальнейшем Польша может взять на себя ответственность за территорию Чехословакии только с согласия Германии и Венгрии.
В конце беседы г-н Бек выразил надежду, что в областях, на которые претендует Польша, не возникнет противоречий с германскими интересами. Он переслал сегодня весь материал на самолете послу Липскому. Таким образом, последний может разъяснить и уточнить, на какие области претендует Польша.
Мольтке
Печат. по изд.: «Akten zur deutschen auswartigen Politik. 1918—1945». Serie D, B d . I I , S. 7 8 6 - 7 8 7 .

Письмо министра иностранных дел Польши Ю. Бека послу Польши в Германии Ю. Липскому

Письмо министра иностранных дел Польши Ю. Бека послу Польши в Германии Ю. Липскому 19 сентября 1938 г.
Прошу в беседе с рейхсканцлером придерживаться следующих директив:
1. Правительство Польской Республики констатирует, что оно, благодаря занимаемой им позиции, парализовало возможность интервенции Советов в чешском вопросе в самом широком значении. Наш нажим в Бухаресте оказал желательное действие. Маневры, проводимые нами на Волыни, были поняты Москвой как предостережение.
2. Польша считает вмешательство Советов в европейские дела недопустимым.
3. Чехословацкую Республику мы считаем образованием искусственным, удовлетворяющим некоторым доктринам и комбинациям, но не отвечающим действительным потребностям и здравым правам народов Центральной Европы.
4. В течение прошлого года польское правительство четыре раза отвергало предложение присоединиться к международному вмешательству в защиту Чехословакии.
5. Непосредственные претензии Польши по данному вопросу ограничиваются районом Тешинской Силезии, т. е. немногим более чем повятами Тешинским и Фриштатским и доступом по железной дороге до станции Богумин (Одерберг).
6. Принимая во внимание наше непосредственное соседство, мы заинтересованы в разрешении в общих чертах чехословацкого кризиса. Мы относимся благосклонно к идее об общей границе с Венгрией, памятуя, что географическое расположение Ч[ехо]с[ловацкой] Республики правильно рассматривалось как мост для России. В этой проблеме нам не хватает ясного определения решения Венгрии, которая играет здесь решающую роль. С нашей точки зрения, венгерские претензии имеют большие шансы в Прикарпатской Руси, Словакия же может входить в расчет только в рамках широкой автономии. Мы не уверены, что эти вопросы Венгрией достаточно подготовлены, а Польша решать этого за них не может.
7. По нынешним сведениям, западные державы могут пытаться придерживаться прежней концепции Чехословакии при частичных уступках в пользу Германии. 19 сего месяца мы выступили с возражениями против такого разрешения вопроса. Наши локальные требования мы ставим в категорической форме. Мы сообщаем конфиденциально, что наблюдение за границей усилено, а 21 с[его] м[есяца] мы будем располагать в южной части Силезии значительными военными силами. Заявляем формально, что эта группировка войск не направлена против Германии.
8. Дальнейший ход событий, что касается польской стороны, зависит прежде всего от решения правительства, но также и от общественного мнения. В дальнейшем в этой области будет особенно важна стабилизация польско-германских отношений. Здесь заслуживают внимания следующие проблемы:
а) Гданьский вопрос играет в настроениях главную роль.
В связи с этим и в связи с банкротством Лиги наций представляется необходимым простой договор, стабилизирующий положение вольного города.
б) Ясная формула, подобная германо-итальянской, в вопросе о границах может способствовать парализованию интриг между Польшей и Германией на международной арене.
в) Продление пакта от 1934 г. 3 может явиться дополнительным фактором стабилизации.
П р и м е ч а н и я : I. Пункт относительно Венгрии Вы, господин посол, урегулируйте в зависимости от разговора с глазу на глаз или a trois
* с венгерским премьер-министром **.
II. Прошу помнить, что исключительная серьезность положения позволяет смело ставить проблемы, значительно энергичнее, чем при нормальных переговорах.
* втроем (фр. ).
* В тексте зачеркнуто «английским» и вписано от руки «венгерским».
III. В случае необходимости, а особенно в случае инициативы со стороны канцлера, я готов вступить в личный контакт с канцлером или с Герингом, не считаясь с техническими или политическими трудностями.
IV. В случае каких-либо сомнений прошу действовать ad referendum*.
* — по своему усмотрению (лат. ).
Бек
Печат. по изд.: «Документы и материалы по истории советско-польских отношений». М., 1969, т. VI, с. 361—362.

Письмо генерального консула Германии в Данциге М. Янсона в министерство иностранных дел Германии

Письмо генерального консула Германии в Данциге М. Янсона в министерство иностранных дел Германии 21 апреля 1938 з.
Секретно!
При этом направляю копию донесения представителя здешнего полицай-президиума в Варшаве о политике Польши в вопросе о меньшинствах в плане ее отношений с Литвой, Чехословакией, Советской Россией и Германией.
М. Янсон
ПРИЛОЖЕНИЕ
12 апреля 1938 г.
Положение в Польше
В связи с последними событиями в Центральной Европе (Австрия, Литва и т. д.) на прошлой неделе авторитетным польским органом приняты решения, которые, вероятно, будут иметь важнейшее значение для всего внешнеполитического и внутриполитического развития Польши и соседних с нею стран.
Речь идет при этом о решении использовать в будущем во внешней политике вопроса национальных меньшинств в качестве активного политического оружия, после того как стало известно, насколько успешно третий рейх сумел использовать существующие у него связи с немецкими национальными группами (Данциг, Австрия, судетские немцы). В этой связи речь идет прежде всего о следующих проблемах:
1) Польское меньшинство в Литве. Уже сейчас ведется подготовка не только к установлению постоянных и тесных контактов между польской национальной группой в Литве и польским народом, но и в первую очередь к оказанию влияния на политические круги литовского народа в духе тесного польско-литовского сотрудничества, используя польское меньшинство.
Об активных действиях в плане польских требований пока еще не думают, так как хотят сначала выждать, какое развитие примут только что установленные отношения, не прибегая к нажиму с польской стороны.
2) Поляки в Тешинской области. В противоположность прежней позиции в отношении возможного германо-чешского конфликта теперь можно с уверенностью считать, что в случае возможной германской акции по оказанию помощи судетским немцам одновременно началась бы польская акция по оказанию помощи польскому населению западнее Ользы, с применением средств государства, т. е. армии. (До сих пор существовало намерение сохранять нейтралитет.)
При этом, вероятно, играет роль стремление посредством такого военного выступления обеспечить контроль над Словакией и воспрепятствовать возможным попыткам советского вмешательства с Востока, а также предупредить венгерскую акцию. Польский депутат Вольф из Чехословакии, этот польский Генлейн, побывал в конце прошлой недели в Варшаве, где по этому случаю были выработаны все необходимые директивы. В частности, было заявлено: «В случае, если Генлейн отправит в Берлин
письмо, как это было с Зейсс-Инквартом, Вольф десятью минутами позднее пошлет такое же письмо в Варшаву».
Манифестация депутатов OZN в защиту поляков в Чехословакии идет в том же направлении. Впрочем, здесь рассчитывают на далеко идущую готовность пражского правительства идти навстречу в вопросе о коммунистах.
Делались, в частности, такие высказывания: «Так же как мы в случае с ультиматумом Литве ломились с револьвером со снятым предохранителем в открытую дверь, так и наш посланник в Праге предпринял демарш в вопросе, успешное решение которого нам уже до этого казалось обеспеченным». В частности, речь идет о ликвидации находящегося в Праге и Моравской Остраве Правления запрещенной в Польше Коммунистической партии Польши (КПП), которое оттуда фактически осуществляет общее руководство нелегальной коммунистической пропагандой во всей Польше.
3) Но самым важным является новая активизация украинского вопроса, так как она свидетельствует об отказе от прежней внешнеполитической линии сбалансирования между Востоком и Западом в пользу явной наступательной позиции против Востока.
Это решение принято, потому что теперь и в Польше, по-видимому, пришли к убеждению, что внутреннее положение Советского Союза заставляет ожидать рано или поздно насильственных перемен, и к такому случаю — будь то вооруженный конфликт между Москвой и Берлином или новый революционный хаос в России — хотят подготовиться. Поэтому уже в ближайшее время должен еще более усиленно проводиться курс на достижение согласия между поляками и украинцами в пределах Польши, особенно путем экономических уступок; и в дальнейшем украинские элементы в Польше следует использовать как ядро националистической украинской пропаганды, направленной против Советов и выступающей за создание самостоятельного украинского государства, сотрудничающего с Польшей в рамках федерации.
Такую акцию считают безопасной, поскольку благодаря этому можно, во-первых, локализовать стремления украинцев к автономии и, во-вторых, так как украинцы в Польше не смогут больше ожидать поддержки из-за границы ни моральной, ни материальной (как было сказано: ни из Берлина, ни из Женевы и вскоре ни из Праги и Ковно*!).
Какая из украинских групп в Польше выдвинется при этом на первый план, пока еще не ясно. По всей вероятности, на Волыни и в Полесье будут действовать через границу, энергично, пуская в ход средства православной церкви (в духе подвергавшейся до сих пор нападкам прорусской комиссии), в то время как восточно-галицийских интеллигентов из кругов UNDO и украинских социалистов будут направлять в духе демократических и национально-радикальных лозунгов. Это соответственно относится и к белорусам.
4) В отношении немецкой национальной группы предполагается в соответствии с германо-польскими соглашениями ввести заметные облегчения, значение которых, однако, отчасти оказалось бы сомнительным с точки зрения сохранения немецкой национальной группы. Так, имеется в виду пойти навстречу тем немцам, которые по коммерческим или иным соображениям хотят поселиться вне областей с многочисленным немецким населением, например в Варшаве или в восточных областях, где как раз очень не хватает
христианских торговцев и ремесленников.
Таким образом, хотят организовать отток молодых немцев в эти районы путем предоставления профессиональных льгот, которые вряд ли можно получить в Западной Польше.
5) Вновь была подтверждена большая роль, которую будет играть в польской внешней политике в ближайшие годы усиление польского влияния в прибалтийских государствах, причем в первую очередь под знаком объединенного антимосковского фронта.
Связанные с этим весьма значительные трудности, особенно в Риге, надеются преодолеть в том случае, если удастся убедить влиятельные круги Латвии в слабости и бесперспективности советской системы и одновременно в необходимости, в случае краха Москвы, действовать совместно в деле установления нового порядка
в сопредельных русских областях и выступить единым фронтом против эвентуального возникновения нового русского империализма.
При этом польская сторона, безусловно, предвидит возможность столкновений с германскими интересами в прибалтийских странах, однако в то же время считает, что такого рода противоречия можно преодолеть при условии признания польской точки зрения, если на первый план будет выдвинут общий большевистский противник.
Печат. по: «Zentra es Staatsarehiv Potsdam». Film 14081.

Телеграмма министра иностранных дел Германии К. Нейрата посольствам Германии в Италии, Великобритани

Телеграмма министра иностранных дел Германии К. Нейрата посольствам Германии в Италии, Великобритании. Франции и США
22 ноября 1937 г.
Т о л ь к о 1-му:
После того как итальянский посол 20-го числа этого месяца был информирован в общих чертах о ходе переговоров фюрера и министра иностранных дел Галифакса для того, чтобы противодействовать появляющейся склонности у итальянской прессы к превратным толкованиям, я привожу ниже подробное изложение беседы, на основе которой прошу Вас проинформировать Муссолини, сказав, что это делается по моему поручению.
1 - 4 :
Беседа между фюрером и Галифаксом, в которой я принимал участие, проходила в непринужденной обстановке, была чисто информационной и без каких-либо сенсаций. Фюрер не преминул сказать своему посетителю горькую правду об английской и французской политике. Хотя встреча и не дала конкретных материальных результатов и не выявила новых мнении, можно считать визит Галифакса удовлетворительным.
Необходимо также отметить, что как со стороны Галифакса, так, конечно, и с нашей стороны ось Рим — Берлин 5 и тесная связь между Лондоном и Парижем рассматривались как реально существующие.
Во время беседы были обсуждены следующие проблемы:
1. Колониальный в о п р о с
Фюрер выразил уже известную мысль, что Германия имеет право на свои прежние колонии и, ссылаясь на это, предоставляет Франции и Англии право делать предложения о замене, если возвращение той или иной германской колонии окажется для них невозможным.
Требуя колонии, Германия не преследует военных целей и усиления своего политического влияния. Она заинтересована в сельскохозяйственном и другом сырье, но не стремится обладать колониями в тех местах, где могут возникнуть международные конфликты.
Галифакс ответил, что в процессе дальнейших германо-английских переговоров можно будет обсудить колониальный вопрос.
Английское правительство вполне готово к его рассмотрению, однако только как части общего решения.
2. Восточный вопрос
Галифакс сам признал, что в дальнейшем нельзя будет обойтись без определенных перемен в Европе. Английская сторона не считает, что статус-кво должен сохраняться при любых условиях.
К проблемам, которые рано или поздно потребуют изменений, относятся Данциг, Австрия и Чехословакия. Англия будет заинтересована только в том, чтобы такие изменения осуществлялись мирным путем. Подробно на этом вопросе Галифакс не останавливался.
Фюрер также не углублялся в эту проблему, однако заметил, что при разумной позиции участвующих с Чехословакией и Австрией вполне можно договориться. В отношении Австрии фюрер указал на соглашение от 11 июля 1936 г. 13, которое, он надеется, поможет в преодолении всех трудностей. Решение проблемы Чехословакии зависит от нее самой — пусть наладит отношения с судетскими немцами. Указывая на германо-польское и германо-австрийское урегулирование, фюрер выразил надежду, что и проблеме
Чехословакии можно будет найти разумное решение. Данцига фюрер не коснулся.
3. Лига наций
Галифакс спросил, видит ли фюрер возможность, при условии удовлетворительного решения стоящих вопросов, вернуть Германию к более тесному сотрудничеству с другими народами в Лиге наций и какие изменения нужно внести в Устав Лиги, чтобы Германия возвратилась в Лигу наций.
На это фюрер возразил, что этот вопрос не является германо-английской проблемой. Он указал на отдаленность от Лиги наций Америки, неучастие в ней Японии и пассивность Италии. Германия никогда не возвратится в отжившую свой век Лигу наций, которая преграждает путь естественному развитию политических событий.
4. Вопрос вооружений
Этот вопрос был поставлен также Галифаксом, но в общем серьезно не рассматривался. Фюрер указал главным образом на историческое развитие и упущенные при этом возможности. Он вскрыл трудности, возникшие в регулировании вооружений из-за франко-русских и франко-чешских союзнических отношений, но тем не менее напомнил о предложенном им ранее запрете бомбардировок.
Германо-английское соглашение о флоте 9 фюрер упомянул как единственное, чего удалось достигнуть после безрезультатных в остальном переговоров.
5. Дальневосточный к о н ф л и к т
О дальневосточном конфликте фюрер сказал только, что мы утратили политические интересы в Восточной Азии после того, как оттуда исчезли германские корабли. Будем ли мы поддерживать экономические контакты с обеими странами, между которыми возник конфликт, зависит только от нас.
6. Средиземноморский и и с п а н с к и й в о п р о с ы
Испанский вопрос был затронут только в связи с интригами журналистов. Средиземноморский вопрос рассмотрен не был. .
7. Л о к а р но
Переговоры о западном пакте и бельгийская проблема15 не рассматривались. Слово «Локарно» произнесено не было. Однако в ходе беседы Галифакс неоднократно обрисовывал контуры воз-мояшых переговоров четырех западных великих держав. Он также сказал, что, после того как между Англией и Германией почва будет достаточно подготовлена, четыре крупные западноевропейские державы должны вместе создать основу, на которой сможет базироваться прочный мир в Европе. Из этого сотрудничества ни
в коем случае нельзя исключать ни одну из великих держав, иначе сохранится состояние неопределенности.
Необходимо также отметить, что Галифакс уже в начале беседы назвал Германию оплотом Запада в борьбе с большевизмом.
Проблема России в разговоре более не упоминалась.
Касаясь вопроса о церкви, Галифакс сказал, что английская церковь следит за этим вопросом с озабоченностью и беспокойством. Хотя беседа носила информационный характер и за ней не последовало принятия каких-либо документов, нужно отметить, что определенные вопросы, имеющие большое значение, будут в дальнейшем
обсуждаться германским и английским правительствами.
Для этого Галифакс предложил вести прямые переговоры между представителями правительств. Фюрер предостерег при этом от слишком большой поспешности и особенно от официальных встреч до того, как будет найдена и тщательно изучена их конкретная основа. Неоднократно появлявшиеся в прессе сообщения о предстоящей поездке рейхсминистра иностранных дел в Лондон будут до тех пор преждевременными, пока не будет проведена предварительная дипломатическая работа для создания предпосылки, о которой говорил фюрер.
Обобщая, можно сказать, что визит члена английского кабинета фюреру явился как для германо-английских отношений, так и в общем плане полезным и отрадным событием. Этот визит, при последовательном и в то же время осторожном ведении дела, может послужить началом прогресса европейской политики; при этом, однако, необходимо иметь в виду, что английская сторона, как неоднократно заявлял Галифакс, предусматривает только общее урегулирование.
Поскольку визит Галифакса носил частный характер, о содержании беседы мы информируем только итальянское правительство и полагаем, что Париж также получит информацию из Лондона.
В целом содержание беседы не подлежит разглашению, о чем прошу Вас сообщить в стране Вашего пребывания.
Нейрат
Печат. по изд.: «Akten zur deutschen auswartigen
Politik. 1918—1945». Serie D,
Bd. I, S. 56—59.

Телеграмма посла Германии в Великобритании И. Риббентропа в министерство иностранных дел Германии

Телеграмма посла Германии в Великобритании И. Риббентропа в министерство иностранных дел Германии 15 ноября 1937 г.
Фюреру, рейхсканцлеру и рейхсминистру иностранных дел
- В начале сегодняшней беседы с Галифаксом я сказал, что не имею инструкций относительно его визита в Берлин, но приветствую возможность по-дружески и неофициально побеседовать с ним перед отъездом. Галифакс ответил, что он рад совершить наконец-то поездку в Берлин, о которой мы уже говорили в свое время.
Далее он сообщил мне, что уедет в Германию на день раньше, а именно во вторник, так как до переговоров с фюрером и рейхсканцлером в Берхтесгадене * он хочет сделать остановку в Берлине.
По сообщению из окружения Галифакса, срок отъезда был передвинут из-за желания не рисковать поездкой ввиду новых маневров прессы.
Галифакс выразил свою радость по поводу представившейся возможности лично познакомиться с фюрером и рейхсканцлером, которым он восхищается, и провести с ним открытую беседу информационного характера. Он изложит фюреру британскую точку зрения на политические проблемы и надеется, что фюрер поделится с ним своей точкой зрения о европейском и общем положении.
В частности, он упомянул австрийский и чешский вопросы.
Далее Галифакс высказал предположение, что фюрер обсудит с ним колониальный вопрос, который я затронул в свое время в беседе с ним. Тогда этот вопрос еще не назрел. Сегодня уже можно об этом говорить. Затем Галифакс подтвердил, что рассматривает ось Рим — Берлин и отношения между Лондоном и Парижем как реально существующие. Развитие германо-английских отношений в этом направлении он представляет себе следующим образом: предстоящая беседа будет началом, за которым, возможно, последуют
дальнейшие переговоры. Он надеется, что тогда будет возможным подключить и наших друзей**. (Имеются в виду Франция
и Италия.) Если удастся достичь соглашения между четырьмя державами, будет сделан большой вклад в дело обеспечениямира в Европе.
В конце беседы, в которой я ограничился в основном тем, что принимал к сведению высказывания Галифакса, не вдаваясь в подробности, Галифакс подчеркнул, что Англия и Германия не должны противостоять друг другу. Конфликт между обеими странами, независимо от его исхода, означал бы конец цивилизации.
Я ответил, что я, как ему известно, в течение многих лет разделяю эту точку зрения и что, вне всякого сомнения, нет ни одного немца, который хотел бы такого конфликта.
Риббентроп
* Резиденция Л. Гитлера в Баварских Альпах.
** В оригинале: «to bring our Friends along».
Печат. по изд.: «Akten zur deutsrhen auswartlgen
Politik. 1918—1945». Serie D,
Baden-Baden, 1951, Bd. I, S. 39.

Как Путин на США и ЕС клал, кладёт и будет класть...

Намедни представительница МИД гражданка Захарова (кстати, очень пассионарная, красивая и информированная женщина) сказала фразу смысл которой следущий, мол, все в мире звонят сначала в Вашингтон, а из Вашингтона, как водится, обязательно после этого звонят в Москву.
Подтекст этой фразы следующий - ну, и кто после этого в мире хозяин?!
Патриоты восприняли эту фразу на "Ура", не понимая глубокого смысла слов Захаровой и даже не представляя, что за этим стоит.
Пораженцы, как обычно, сочли высказывание красавинки Захаровой, обычным кремлёвско-мидовским фейком, этакой бравадой на фоне падающей цены на нефть, где всё последующее для России - ужас, страх и катастрофа. Типа, боюсь, боюсь, боюсь и прямо сейчас закручусь в простынь белую и поползу на кладбище смиренно, где и сдохну немедленно, откинув копыта.
А теперь к делу.
Если кто не помнит, то в начале 90-х прошлого века, янки просто носом землю рыли, пытаясь найти скрытые малые ядерные заряды, находящиеся в США, которые ранее там заложили нелегальные сотрудники внешней разведки СССР.
В СССР, как известно, далеко не дураки правили. И они понимали, что врага необходимо уничтожать на его территории и тем оружием, которое будет доставлено туда заблаговременно. То есть, летящий советский самолёт с ядерными ракетами янки собьют ещё на подлёте. Подводную лодку - уничтожат на подходе.
И как, в таком случае, прикажете адекватно ответить ощерившемуся западному супостату с его ядерными клыками?
Выход был найден.
Были изготовлены малые ядерные заряды (образец № 3-ТС5), которые тайно и в массовом количестве были доставлены в США, где их и разместили в необходимых заданных точках советские разведчики-нелегалы из Управления "С" советской внешней разведки.
Когда распался СССР, то американцев в первую очередь исключительно эти заряды интересовали, а также места их нахождения.
Кто не верит - проверьте, прогуглите и сами всё увидите, как янки в истерику впадали, что не могли такие тайные ядерные закладки в советских секретных отчётных документах найти.
А не могли они их найти по одной простой причине, что держателями таких вот секретов было всего пара-тройка человек в Управлении "С", которые, в свою очередь, знали, как зашифрована информация и где, собственно говоря, она находится.
Проще говоря, как ни тыкались наглые янки, как они не старались, а ничего у них не вышло, ибо предателей в Управлении "С" не оказалось.
А теперь вопрос к залу - ненавистникам и сочуствующим гражданина Путина В.В. - вы знаете, где и как работал офицер внешней разведки СССР Путин В.В., он же Платов, он же Vajs, он же Jokinen, он же Anttila (другие оперативные фамилии), ну, и т.д. и т.п.?
Не знате?
Тогда поясняем - исключительно в Управлении "С", т.е. - в нелегальной разведке.
Других мест службы у Путина В.В. - НЕ БЫЛО.
И когда звёзды взошли, т.е. когда Путин В.В. стал Президентом РФ, генералы управления "С", надёжно хранящие тайну, дошли, в итоге, до своего сослуживца и чётко доложили ему об "образцах № 3-ТС5".
И всё.
Звёзды сошлись.
Всё стало на свои места сразу и бесповоротно.
Представляете, как смешно слушать Владимиру Владимировичу очередную эскападу афроамериканца Обамы относительно того, как он, в итоге, накажет Россию? Или подобные словесные выверты дурачков из Европы, где образцы № 3-ТС5 также давно, надёжно уложены и ждут своего звёздного часа?
Обама Россию санкциями стращает.
А Путин В.В. в это  момент думает о  плотине Гувера, например, и том, что будет, если она навернётся вследствии какого-то там неизвестного взрыва.
Т.е., то, что лавина воды весь Лас-Вегас, на хрен, смоет, это и ёжику понятно.
А что она смоет потом?
Теперь вы понимаете весь глубокий смысл слов Марии Захаровой, когда она говорит о звонках в Москву из Вашингтона?

Мораль и выводы.
Наши предки, т.е. деды и отцы были далеко не дураками. Они прекрасно знали, с какими кровавыми упырями они имеют дело.
Наши деды и отцы обезопасили нас на много-много лет вперёд.
Ну, а эти олухи царя небесного, клоуны американские и европейские, могут говорить всё, что угодно и, разумеется, как угодно. Ровно до тех пор, пока образцы № 3-ТС5 не вступят в работу, т.е. когда Владимир Владимирович, окончательно устав от американских и европейских "партнёров", палец в кнопку не упрёт.
UPD
А Мария Захарова, представитель МИД РФ, однозначно - умница, красавица и просто не в меру информированная женщина. Чувствуется, что из дипломатической семьи со стажем. Лаврову - респект. Кадры - решают всё.
UPD.
UPD.

Судя по комментам - бандеро-хохлов просто-напросто переклинило.
Бандеро-хохлы - смиритесь. То, что вы есть просто-напросто предатели великого русского мира - это понятно на всей обширной земле каждому.
Смиритесь, бандеро-хохлы, утритесь и идите ишачить на нового господина. Мужик идёт батрачить сантехником, а женщина - проституткой.
Вот ваш мир, бандеро-хохлы, - сантехник+проститутка на Западе.
Расслабьтесь и получите удовольствие, бандеро-хохлы!!!
UPD.
UPD.
UPD. 15.01.16 с 07 часов.

Что может быть хуже в нашей русской устоявшейся жизни нежели оборотни бандеро-хохлы?
Отвечаем - исключительно русские педерасты-оборотни, причём оборотни педерасты только за бабло.
Посмотрите пост ниже в промо. Некий хрен туда затёрся, о красотах Северного Кипра рассказывает, типа старожил со стажем.
Проще говоря, зазывалой квартирным работает, на вражескую турецкую территорию заманивает, обещая всякие-разные ништяки.
А знаете, кто у этого хрена-зазывалы батя был?
Герой Советского Союза!
Боевой лётчик!!
Нашу Родину от фашиста оградил.
Дожились.
Батя - Герой Совестского Союза!
Сын тупорылый - зазывала на турецкие нелегальные территории.
Вот уж действительно - бабло правит миром.
Но только не для нас - настоящих русских!!!
Пусть они, падлы буржуйские, своим баблом и подавятся!!!

3

Будапештский меморандум

В последние дни все, кому не поподя, упирают на т.н. Будапешстский меморандум, обзывая его почему-то - соглашением.
Друзья, разница между Меморандумом и Соглашением, как между Землёй и Луной.
Для того, чтобы не быть голословным и прорусским (коим я 100 процентно являюсь), привожу, собственно говоря, мнение украинской стороны по данному меморандуму:

"Еще в момент подписания Будапештского меморандума эксперты, да и дипломаты, говорили: он не сможет гарантировать безопасности государства.
Конечно, в пункте 6 этого документа предусматривались консультации Киева со странами-гарантами в случае угрозы безопасности нашей страны. Да и обещания не применять силу против территориальной целостности или политической независимости Украины и удерживаться от экономического давления важны для суверенитета украинского государства.
Но этот меморандум не является международным договором, поскольку не имеет юридически обязующей силы: парламенты стран-гарантов его не ратифицировали.
Обязательства стран-гарантов не выходят за рамки, предусмотренные Уставом ООН, рядом ооновских резолюций, Заключительным актом СБСЕ, ДНЯО для любой другой страны.
Да и какие уж это гарантии, если в случае угрозы национальной безопасности Украины у Киева будет возможность провести консультации по тому или иному поводу! Не больше. Ну не может быть гарантией безопасности обязательство сторон всего лишь сесть за стол переговоров! К тому же под меморандумом нет подписей представителей Франции и Китая.
А это значит, что они вовсе не обязаны по требованию Киева начинать консультации. Сказанное означает, что Украина практически не имеет четких гарантий безопасности с механизмом их автоматического применения.
Эфемерность Будапештского меморандума — одна из причин, объясняющая, почему руководство нашей страны за все пятнадцать лет ни разу не применило этот документ во время кризисных ситуаций: Киев грозился использовать его, но все же предпочитал двусторонние консультации.
А страны-гаранты, за исключением Соединенных Штатов, во время тузлинского кризиса 2003 года не испытывали никакого желания выполнять взятые на себя обязательства: юридически не обязывающий характер документа позволял сохранять им лицо".

Ссылка - http://gazeta.zn.ua/POLITICS/budapeshtskaya_bronya.html

И, напоследок, - учите, пожалуйста, матчасть...