?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Оригинал взят у labas в рукотворная катастрофа: о лекции а.б.зубова
Предварительные замечания.
1. Идея этой публикации возникла у меня сразу же после того, как я ознакомился с полным текстом лекции1 в конце июня прошлого года, однако участие автора лекции в выборах в Госдуму и начатая в связи с этим кампания против него в российской прессе не дали мне возможности опубликовать свои замечания сразу. Теперь страсти улеглись, и можно поговорить об истории, а не о политике.
2. Ни в коем случае не считая себя специалистом по таким сложным темам как предыстория второй мировой войны или "тезис о превентивном ударе", тем не менее считаю возможным указать на элементарные ремесленные ошибки, сделанные лектором, и продемонстрировать на конкретных примерах, что немалая часть идеологического конструкта, созданного автором, базируется на игнорировании фактов, их пристрастной интерпретации, неточных данных, умолчаниях и пр.
Эти ошибки уместно разделить на случайные и систематические.

Случайные ошибки.
Большинство из них связано с тем, что автор не дал себе труда сверить цитаты по первоисточнику или проверить приводимые факты, что приводит к многочисленным помаркам. Так он цитирует (судя по использованию кавычек) Хрущева со слов которого Сталин после поражения Франции в 1940 г. ругался: "Как они [англичане и французы] могли позволить побить себя, да еще с таким разгромом". В мемуарах Хрущева цитата звучит иначе: "Как они могли допустить, чтобы их Гитлер разгромил" 2. Это, однако, наименьшая из неточностей, так как в цитате, по крайней мере, сохранен смысл.
В исключительном случае, когда лектор приводит ссылку на источник информации: "заместитель наркома иностранных дел СССР Владимир Потемкин, скрывавшийся под псевдонимом В.Гольянов, объяснял: ... («Большевик» № 4, 1939 год)", эта ссылка его подводит, потому что, если бы он действительно сверился с оригиналом журнала, то увидел бы, что статья подписана В.Гальянов. 3
По мнению лектора, генерал Вейган в 1940 г. говорил, что "теперь Англии в три недели свернут шею, как цыпленку". Современный западный историк указывает, что твердых доказательств того, что Вейган это сказал, не существует4. Лектор смешивает здесь две речи Черчилля: в одной (18.06.1940) он действительно упомянул Вейгана, а в другой (30.12.1941) процитировал фразу про цыпленка, приписав ее "французским генералам", имен которых не назвал.
Далее лектор рассказывает, что "три месяца непрестанных бомбардировок Великобритании стоили Германии 1100 самолетов и 13 тыс. летчиков". Уже соотношение потерянных самолетов к потерянным летчикам могло навести на мысль, что с этими цифрами что-то не так. На самом деле с июля по октябрь 1940 г. Германия потеряла 1733 самолета и (цифры варьируются) от 3300 до 4000 летчиков 5.
Лектор также довольно свободно перемещает события во времени: Сталин сказал: «Победить Финляндию невелика честь». Военачальники планировали провести кампанию за три недели, и к 21 декабря, ко дню рождения Сталина, поднести ему на блюдечке Финляндию.
На самом деле, речь идет о речи Сталина, произнесенной не до, а после окончания финской войны, причем в контексте вовсе нет пренебрежения к противнику 6.
Наконец, самый показательный ляп этого раздела — обширное цитирование художественной литературы в качестве реального документа, вся цитата "докладной записки Берии" в конце лекции: "Вновь настаиваю на отзыве и наказании нашего посла в Берлине Деканозова..." etc. взята из опубликованной в 1988 г. повести О.Горчакова "Накануне или трагедия Кассандры".
Справедливости ради следует заметить, что как раз эту ошибку лектор признал сам и написал в своем фейсбуке 5.7.2016, что документ подложный, тут же, однако, добавив: "По сути текст этой записки не расходится с подлинными документами", чем, на самом деле, несколько приоткрыл тайны своей творческой лаборатории. Похоже, что факты, документы и цитаты играют для лектора лишь вспомогательную роль кирпичиков, из которых строится заранее спроектированный идеологический конструкт. Если вышла незадача, и один из кирпичиков оказался бракованным, то его можно заменить другим без всяких последствий для общей картины. К созданному для данной лекции конструкту мы сейчас и приглядимся, потому что именно его особенностями объясняется большая часть ошибок лектора: ошибок систематических.

Идеологический конструкт.
Жанрово лекция А.Б.Зубова больше всего похоже на средневековое моралите, в котором, однако, роль аллегорических фигур Добродетели и Порока исполняют исторические персонажи. Добродетель олицетворяют, вне всякого сомнения, западные демократии. Им свойственны благородные поступки и устремления, что подчеркивается обширными цитатами из речей Черчилля. Даже отказ от конкретной помощи Польше в сентябре 1939 г. подается как желание спасти жизни своих граждан (к сожалению, мне не удалось найти первоисточник яркого диалога между Лукашевичем и Бонне, приведенного лектором). Англичане рисуются как "очень мужественная" нация, также "мужественно" сопротивлялись, судя по тексту, норвежцы и поляки. Советская армия такого эпитета не удостоена. Мюнхенские соглашения, по мнению лектора, стали следствием того, что Чемберлен был "очень миролюбивый", а также легковерный человек, тем не менее англичане становятся "очень тверды, когда, наконец, поймут, что их обманули".
Военное поражение Франции вообще лишь регистрируется и не удостаивается никаких уничижительных эпитетов, что опять-таки любопытно сравнить с описанием нападения Гитлера на СССР, разгром советских войск именуется "величайшей военной катастрофой".

Порок в лекции олицетворяет весь "большевицкий" Советский Союз, но более всего, лично И.В.Сталин. Проф. Зубову удается создать портрет бесконечно злобного и агрессивного диктатора, страдающего при этом острой формой шизофрении, так как толком реализовать свои агрессивные планы он не в состоянии. Действительно, в начале лекции Сталин собирается ждать, пока Германия и Англия с Францией истощат друг друга войной, а затем воспользоваться плодами их слабости. Впоследствии он "страшно раздосадован" итогами войны с Финляндией, при этом каждая немецкая победа (Норвегия, Франция, Югославия) повергает его в ужас. И тем не менее, не дождавшись истощения и не отойдя от досады и ужаса, он принимает решение напасть на Германию. Если бы такую мотивацию придумал сценарист второразрядного фильма, он бы был уволен за надругательство над логикой. Но жанр моралите требует ультимативного Порока, а личная ненависть лектора не позволяет приписать покойному диктатору хоть гран разума, поэтому в итоге Порок оказывается явственно дебиловатым.

Остается Гитлер, и тут у лектора возникает жанровая проблема. Роль Порока уже занята, введение второго отрицательного героя невозможно, так как оный будет бросать тень на сатанинскую уникальность первого. Поэтому Гитлер предстает фигурой амбивалентной, не лишенной положительных качеств. Оказывается, "планы Германии [т. е. Гитлера] были... миролюбивыми, но своеобразно миролюбивыми. Германия стремилась не к войне, она стремилась к мирному мировому господству». Эта фраза выпукло подчеркивает либерализм, царящий в российской исторической науке, потому что напиши ее любой современный немецкий историк, она бы стала для него, вне всякого сомнения, волчьим билетом. Зубовский Гитлер не только миролюбив, но умен и даже (по контрасту со Сталиным) благороден. Так, по мнению лектора, Гитлер принял решение "12 дней не вести наступления на Дюнкерк", чтобы позволить англичанам эвакуироваться. На самом деле, приказ об остановке танкового наступления был отдан командующим группой армий Рундштедтом (а Гитлером лишь подтвержден), наступление было остановлено на 3 дня, а не на 12, и причины остановки лежали скорее всего в военно-тактической плоскости (хотя и привели к стратегической неудаче). Теория, изложенная А.Б.Зубовым, является совершенно маргинальной и не находит подтверждения в документах 7. Но автор вытаскивает ее на свет божий, так как ситуационное "рыцарство" Гитлера (якобы считавшего, что англичан "нельзя унижать") противопоставляется "бездарной алчной абсолютно нечеловеколюбивой" политике Сталина.
Дальше — больше: по мнению Зубова, к решению напасть на СССР Гитлера склонили непомерные советские требования, выдвинутые Молотовым во время визита в Берлин 13-14 ноября 1940 года. О том, что приказ о подготовке нападения был отдан Гитлером уже 31 июля и о том, что за день до прибытия Молотова было дано указание ("Weisung Nr.18") продолжать подготовку к нападению вне зависимости от результатов бесед 8, лектор предусмотрительно умалчивает.
И наконец: ни при описании подготовки нападения на Польшу, ни при описании подготовки нападения на CCCР лектор вовсе не упоминает идею-фикс Гитлера о жизненном пространстве ("Lebensraum") на востоке. Это поразительно и примечательно одновременно: в лекции русского историка нет ни слова о том, что является обязательным местом практически в любой современной западной книге о плане "Вайс" или плане "Барбаросса".

Систематические ошибки.
Эти ошибки являются прямым следствием подгонки лектором реальных исторических событий под вышеописанный идеологический конструкт.
Начнем вот с такой таблицы. Слева "мысли Гитлера" в жанровой интерпретации лектора, справа — подлинные высказывания Гитлера, лектором проигнорированные.
Если бы Сталин хотел прочного мира, если бы он действительно решил строить социализм, или уж как его там называть, в одной стране, то, безусловно, ему надо было в этом конфликте, который разрастался, пойти на союз с Англией и Францией. Тогда все вышло бы совершенно иначе: Гитлер никогда не решился бы напасть на Польшу и уж тем более на Францию, и мир сохранился бы.Союз Франции, Англии и России против Германии, Италии и Японии заставил бы меня напасть на Англию и Францию, нанося сокрушительные удары. Фюрер сомневается в возможности мирного противостояния с Англией. Необходимо готовиться к [военному] противостоянию. В нашем развитии Англия видит основу той гегемонии, которая лишит Англию ее силы. Поэтому Англия наш враг, и противоборство пойдет не на жизнь, а на смерть.
Планы Германии были — тоже, в общем-то, как это ни странно, миролюбивыми, но своеобразно миролюбивыми. Германия стремилась не к войне, она стремилась к мирному мировому господству.Восьмидесятимиллионная масса [немцев] решила свои идейные проблемы. Но должны быть решены и проблемы экономические. Ни одному немцу не обойтись без создания экономических предпосылок к этому. Для решения проблемы требуется мужество. Нельзя исходить из посылки, что подстраиваясь под обстоятельства можно будет избежать решения проблемы. Без вторжения в чужие государства или нападение на чужую собственность решение невозможно.
Жизненное пространство, соответствующее масштабам государства — основа любой власти. Некоторое время можно от него отказываться, но потом проблема будет решена так или иначе. Остается выбор между расцветом и упадком. Через 15 или 20 лет решение станет вынужденно необходимым. Дольше ни один немецкий государственный деятель не уклонится от этого вопроса.
И вот, после полного захвата Чехословакии, Гитлер делает предложение Польше в марте 1939 года. Он говорит: «Вы мне возвращаете Данциг (вольный город), обеспечьте беспрепятственный проход людей и товаров из основной части Германии в Восточную Пруссию по польскому коридору и присоединяетесь к антикоминтерновскому пакту». Польское правительство отвечает отказом.Данциг — это не объект, о котором идет речь. Речь для нас идет о расширении жизненного пространства на восток, обеспечении продовольствием и решении балтийской проблемы. Снабжение продуктами питания возможно лишь из тех мест, которые не слишком населены. Помимо плодородия немецкое основательное ведение хозяйства поможет существенно увеличить излишки [урожая] 9

Трудно предположить, что человек, берущийся читать лекцию о предыстории второй мировой войны, не знает о существовании цитируемого выше документа (стенограмма совещания у фюрера от 23.5.1939, документ IMG Nürnberg 79-L). Но так как содержащиеся в ней пассажи про "жизненное пространство на востоке", очевидно, не ложатся в концепцию автора, он попросту игнорирует это важнейшее свидетельство от первого лица.

И в дальнейшем лектор аранжирует цитаты Гитлера на свой лад. После подписания германо-советского пакта о ненападении, Гитлер — по воспоминаниям Шпеера — кричал: "Они у меня в руках" ("Ich hab' sie") 10. А.Б.Зубов добавляет не содержащуюся в оригинале реплику "Я обманул Сталина".
По мнению лектора, 27 ноября 1940 года Гитлер говорит своим генералам: "Сталин умен и хитер, он требует все больше и больше. Это хладнокровный вымогатель. Германская победа стала для России невыносимой, поэтому ее следует как можно быстрее поставить на колени".
На самом деле это искаженная цитата из доклада Гитлера в Бергхофе 8-9.1.1941 (а вовсе не 27.11.1940), которая в военном дневнике Гальдера изложена так: "Сталин умен и хитер, будет все время увеличивать свои требования. Для русской идеологии победа Германии недопустима. Решение: как можно скорее разгромить Россию. Через два года Англия может иметь 40 дивизий. Это могло бы побудить Россию к сотрудничеству с ней." 11
Остроумно подана лектором история ноябрьского (1940 г.) визита Молотова в Берлин. Сначала Молотов обвиняется в том, что не отказался с негодованием от присоединения к "антикоминтерновскому" (на самом деле, Тройственному) пакту, а затем в том, что выдвинул неприемлемые для Германии условия этого присоединения (т. е. фактически все же отказался от него).

И наконец, локальной вершиной перетолковывания цитат на собственный лад является пассаж
[По плану Барбаросса] не надо завоевывать весь Советский Союз, достаточно выйти на так называемую линию А-А — Архангельск — Астрахань. К востоку от этой линии останется Советский Союз, как Вишистская Франция, и в Самаре будет заседать Сталин, как верный вассал Гитлера. Сталин Гитлера вполне устраивал, он говорил, что «я не смогу управлять этим безумным народом, а Сталин им умеет управлять, пусть он и дальше им управляет», но уже как союзник Гитлера.
Здесь лектор практически повторяет анекдот про профессора Амбарцумяна, который выиграл в лотерею "Волгу", правда потом, выяснилось, что не в лотерею, а в преферанс, не "Волгу", а сто рублей и не выиграл, а проиграл. Разумеется, в плане Барбаросса нет ни слова о Сталине в Самаре. Источником вдохновения для лектора, очевидно, послужили следующие слова из мемуаров А.Шпеера:
Если в самом начале Гитлер, в тенетах теории о славянском "недочеловеке", отзывался о предстоящей войне с ними как об "игре в песочном ящике", то постепенно, чем сильнее затягивалась война, русские все больше принуждали его к уважительному отношению. Ему импонировала стойкость, с которой они перенесли поражения. О Сталине он отзывался с полнейшим почтением, причем он подчеркнуто проводил параллель между выдержкой Сталина и своей: он усматривал сходство в угрожающем положении под Москвой в 1941 г. и своим теперешним. Если на него накатывала очередная волна уверенности в победе, то он нередко, с ироническим подтекстом, начинал рассуждать, что после победы над Россией самым разумным было бы управление ею Сталину, разумеется под контролем верховной немецкой власти: вряд ли кто другой знает так хорошо, как надо обращаться с русскими. 12
Таким образом, речь идет о высказываниях Гитлера не в начале войны, а в конце, при этом А.Б.Зубов недрогнувшей рукой обрубает весь контекст и выдает ироническое замечание за реальный план. Для лектора существенно создание самой идеологической концепции, а то строится она на фактах или на анекдотах, играет роль второстепенную. Кстати, откуда в цитате взялся "безумный народ" неясно, у Шпеера его нет, но в любом случае это единственный эпитет, которого советский народ в лекции удостаивается.

Перейдем от описания лектором гитлеровской политики к описанию политики сталинской.
Здесь, по сравнению с примерами выше, искажения цитат незначительны. Так, лектор цитирует Мехлиса:
"В случае возникновения войны Красная армия должна перенести военные действия на территорию противника, выполнить свои интернациональные обязанности и умножить число советских республик", опуская при этом преамбулу: "Если вторая империалистическая война обернется своим острием против первого в мире социалистического государства, то перенести..." etc. 13
В директиве ГУПП от 20.6.1941: "Каждый день и час возможно нападение империалистов на Советский Союз, которое мы должны быть готовы предупредить своими наступательными действиями" опущено наоборот обоснование: "оборонительная стратегия против превосходящих моторизованных частей никакого успеха не давала и оканчивалась поражением." 14. В описании советских военных игр января 1941 г. нет упоминания о том, что по сценарию игры удару восточного участника предшествовало нападение на него западного.
Тенденциозно подаются статистические данные. Советские потери во время оккупации Восточной Польши оцениваются в 4000 убитых, по официальным данным погибло 1475 человек 15. Лектор утверждает, что к 22 июня СССР подтянул к своим границам 190 дивизий, на самом деле у границ располагались лишь 56 дивизий и 2 стрелковые бригады, 52 дивизии располагались в 50-100 км от границы, и еще 62 в 100-400 км от границы16. Лектор считает, что в распоряжении Красной Армии в начале войны находилось 15700 танков и самоходных орудий, официальные данные дают цифру 14200 танков, но лишь 3800 из них исправных 17. Потери танков за 1941 года составили не 25000, а 20500 18. Примеры можно множить: существенно, однако, то, что все статистические данные искажаются в определенную сторону.

Неоднократно А.Б.Зубов принимает желаемое за действительное при описании "зимней войны" 1939-40 гг. Так, он пишет, что финнам: "оказали помощь и русские эмигранты, а бежавший от Сталина его секретарь Борис Бажанов создал пять отрядов из пленных красноармейцев, воевавших на стороне финнов".
На самом деле, даже сам Бажанов в своих воспоминаниях рассказывает, что в бой успел вступить лишь один отряд, на сторону которого сразу перешло человек триста красноармейцев. Однако, финские источники и вовсе говорят лишь о 180 завербованных Бажановым пленных, которые, возможно, вообще не успели вступить в бой, по крайней мере, этому нет иных документальных подтверждений кроме слов самого Бажанова 19.
Весомую роль в окончании войны лектор отводит англичанам и французам, заметив боевые приготовления которых "Сталин счел за лучшее ретироваться". На самом деле, так как планы союзников были довольно неопределенными, необходимость транзита их войск через Норвегию и Швецию осложняла ситуацию, а военные силы Финляндии таяли, быстрое заключение мира было необходимо как раз финской стороне. 28 февраля в частной беседе с премьер-министром Маннергейм все же посоветовал согласиться с условиями мира, поскольку в одиночку невозможно продолжать борьбу 20
И здесь историческая правда отступает перед требованиями жанра, который требует осмеять трусость Порока и воспеть храбрость Добродетели.
В эту же канву ложится пассаж о том, что Сталин боялся какого-то инцидента, какого-то раздражения Гитлера, и поэтому гнал ему вагоны с техникой, с полезными ископаемыми уже к июню 1941 года три четверти германского экспорта шло через Советский Союз.
Очевидно, речь идет все же не о том, что Германия экспортирует (вывозит), а о том, что Германия импортирует (ввозит). На самом деле немецкий импорт из СССР в 1941 г. составил 6,6% от общего объема немецкого импорта, три четверти же в январе и мае 1941 г. составляла доля неевропейского ("aus Übersee") импорта, доставляемого транзитом через СССР, ко всему неевропейскому импорту 21.

Целых три абзаца посвящает лектор давно скомпрометированному источнику — сообщению агентства "Гавас" о мнимом заседании Политбюро 19 августа и речи на нем Сталина. Автор считает, что это сообщение "подтверждается целым рядом документов, в частности, недавно рассекреченными дневниками Дмитрова". В опубликованных 20 лет назад дневниках Георгия Димитрова действительно содержится запись от 7.9.1939 о тезисах, высказанных в тот день Сталиным в беседе с ним, Молотовым и Ждановым. Однако, дневник Димитрова никоим образом не подтверждает факт заседания Политбюро 19 августа (на котором, по версии "Гавас", присутствовал и Димитров), а как раз опровергает его, запись за 19.8.1939 лаконична: "Информация от Марти. Куусинен вернулся из отпуска!" 22
Остается непонятным, зачем лектор обширно цитирует источник, который и сам называет сомнительным, если может вместо этого процитировать источник аутентичный: дневник Димитрова. Очевидно, "гавасовский" Сталин показался ему более выразительным.

Сообщив, что по официальным немецким данным СССР планировал нанести превентивный удар 18 июля лектор чуть было не сделал громкое историческое открытие: поскольку эти "официальные данные" совершенно неизвестны западным историкам. По мнению лектора
Вечером 21 июня,  в передовых частях германской армии, которая должны была делать первый бросок, было сказано следующее: «Друзья, Советский Союз намерен 18 июля напасть на наше отечество. Благодаря вождю (имеется в виду Гитлер) и его мудрой и дальновидной политике мы не будем дожидаться нападения, а сами перейдем в наступление».
И этот пример восприятия А.Б.Зубовым исторических фактов крайне познавателен. Источником недоразумения является письмо одного-единственного солдата. Рядовой 233-го пехотного полка Вермахта К.Франк писал из госпиталя семье 10.7.1941:
21 июня около 8 часов вечера роту собрали на политическое занятие. Наш ротный сказал о ходе войны с Англией и о международном положении, потом заговорил о нашей работе у русской границы. А в конце занятия наш капитан произнес настоящую речь.
Он сказал: «Товарищи! Советский Союз намерен 18 июля напасть на наше Отечество...»
etc.
Это письмо, очевидно, попало в качестве трофея на советскую сторону, было опубликовано в периодике, а затем неоднократно републиковано Б.В.Соколовым 23, в результате чего А.Б.Зубов и превратил его в "официальные немецкие данные".
На самом деле, официальные немецкие данные не называли точную дату нападения СССР на Германию, даже в документе от 20.11.1941, громко именующемся "Доказательства нарушения пакта Советской Россией" она не указана однозначно 24. Единственное упоминание такой даты присутствует в серии публикаций в немецкой прессе 31.7-2.8.1941: в них речь шла о захваченных в Луцке советских документах, в которых говорилось о "начале операции 25 июля". Однако, судя по всему, подробности о номерах советских частей, опубликованные там же 25, не слишком соответствовали действительности, по крайней мере, даже в книгах современных сторонников "тезиса о превентивном ударе" эта история не находит широкого отклика.
Столь же безапелляционно как ссылка на "официальные немецкие данные" звучит и еще одно утверждение лектора: "По нашим данным, которыми мы располагаем, удары [по Германии] предполагалось нанести 12 июля". Остается неизвестной лишь одна небольшая, но существенная деталь: кто именно располагает этими данными? 26 Авторы классических западных книг о плане "Барбаросса" ими совершенно точно не располагают.

Вместо заключения.
И предыстория второй мировой войны, и "тезис о превентивном ударе" — вполне легитимные темы исторической науки, заслуживающие тщательного и аккуратного исследования sine ira et studio. В обсуждаемом тексте А.Б.Зубова личная ненависть автора к "большевицкому" режиму вообще и к И.В.Сталину лично возобладала над объективным и беспристрастным подходом ученого, в результате чего немалую часть лекции составляет мешанина из фактов, полуфактов, домыслов, маргинальных трактовок, умолчаний и инвектив. В этом смысле название лекции подобрано автором вполне удачно: рукотворная катастрофа.


1 Зубов А. Рукотворная катастрофа. Полная версия лекции. Новая газета. 22.06.2016. Интернет-публикация.
2 Хрущев Н. Время, люди, власть. М. 1999. С.267.
3 Гальянов В. Международная обстановка второй империалистической войны. Большевик, № 4, 1939. С.49-65.
4 Bell P. France and Britain, 1900-1940: Entente and Estrangement. NY, 2014. S. 244.
5 Overy R. A History of War in 100 Battles, NY, 2014. S.192; Pitt S. Day of the Flying Fox: The True Story of World War II Pilot Charley Fox, Toronto, 2008. S.31; Die Luftschlacht um England.
6 Финнов победить – не Бог весть какая задача. Конечно, мы должны были финнов победить. Мы победили не только финнов, мы победили еще их европейских учителей – немецкую оборонительную технику победили, английскую оборонительную технику победили, французскую оборонительную технику победили. Не только финнов победили, но и технику передовых государств Европы. Не только технику передовых государств Европы, мы победили их тактику, их стратегию. Вся оборона Финляндии и война велась по указке, по наущению, по совету Англии и Франции, а еще раньше немцы здорово им помогали, и наполовину оборонительная линия в Финляндии по их совету построена. Итог об этом говорит. // Речь Сталина 17 апреля 1940 г. на совещании начальствующего состава Красной Армии. Цит. по «Зимняя война»: работа над ошибками (апрель-май 1940 г.). Материалы комиссий Главного военного совета Красной Армии по обобщению опыта финской кампании. М.– Спб., 2004. С.41.
7 См. напр. More Ch. The Road to Dunkirk: The British Expeditionary Force and the Battle of the Ypres-Comines Canal, 1940. Barnsley, 2013. S. 33-35; Kellerhoff S. Warum stoppte Hitler den Dünkirchen-Vormarsch? Die Welt. 9.4.2013.
8 Jakobsen H. 1939-1945: der Zweite Welkrieg in Chronik und Dokumenten. Darmstadt, 1959. S. 156.
9 Akten zur Deutschen Auswärtigen Politik 1918-1945, Serie D, Bd.VI, Baden-Baden 1956. Dok.433.
10 Speer A. Erinnerungen. Frankfurt/M – Berlin – Wien. 1969. S.176.
11 Halder F. Kriegstagebuch. Bd.II: Von der geplanten Landung in England bis zum Beginn des Ostfeldzuges (1.7.1940-21.6.1941). Stuttgart 1964. S.244.
12 Speer A. Erinnerungen. S.319. Цитируется по русскому переводу.
13 Мехлис Л. Речь на XVIII съезде ВКП(б) 14 марта 1939 г. М. 1939. С.7.
14 Мельтюхов М. Идеологические документы мая-июня 1941 г. о событиях второй мировой войны. // Другая война 1939—1945. М., 1996. С. 99.
15 Кривошеев Г.(ред.) Россия и СССР в войнах XX века: Потери вооруженных сил. М., 2001. Табл.94.
16 Золотарев В. (ред.) Великая Отечественная война 1941—1945. Суровые испытания. Кн.1. М., 1998. С.122.
17 Кривошеев Г. (ред.) Россия и СССР в войнах XX века: Потери вооруженных сил. Табл.180. См. обсуждение вопроса в Свирин М. Танки Сталинской эпохи. М. 2012. С.330-335.
18 Кривошеев Г. (ред.) Россия и СССР в войнах XX века: Потери вооруженных сил. Табл.188.
19 Бажанов Б. Воспоминания бывшего секретаря Сталина. Спб., 1992. С.291; Сутулин П. Русская народная армия. (Финский опыт создания коллаборационистских формирований в Зимней войне 1939–1940 гг.)
20 Ржешевский О., Вехвиляйнен. О. (ред.) Зимняя война 1939-1940. Кн.1 Политическая история. М,1998.
21 Ericson E. Feeding the German Eagle: Soviet Economic Aid to Nazi Germany, 1933-1941. Westport – London. 1999. Table 1.1.;Table 4.2.
22 Dimitroff G. Tagebücher 1933-1943. Bd. 1. Berlin, 2000. S. 270, 273-274. О предполагаемом источнике сообщения агентства «Гавас» см. публикацию оплеуха Сталину или грузинский след в истории с сообщением агентства «Гавас»
23 Соколов Б. Правда о Великой Отечественной войне. Спб., 1998. С.125; Соколов Б. Неизвестный Жуков: портрет без ретуши в зеркале эпохи. Минск, 2000. С.221 etc.
24 Beweise für den Vertragsbruch Sowjetrusslands. ЦАМО, Ф.500, Оп.12450, Д.65, Л. 14-34.
25 См., напр., Wiener Kronen-Zeitung 31.7.1941; S.1; 1.8.1941 S.2; 2.8.1941 S.2.
26 Единственный след, который удалось найти: письмо В.Люлечника в редакцию журнала "Вестник" в 1998 году:
Что же касается плана нападения на Германию, то, по Буничу, Радзинскому, Суворову, Владимову, Бушкову - ныне самых известных в мире и России писателей и исследователей, а также ряда видных историков, он носил название "Операция "Гроза". В его основу был положен более широкий документ "Мобилизационный план 1941 года. (МП-41)"...12 июля 1941 года в округа-фронты полетела директива начать выдвижение на исходные позиции по плану развертывания.
Причем дата в нем, очевидно, является опечаткой, речь идет о 12 июня.

Latest Month

November 2017
S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by yoksel